Борьба между добром и злом в трагедии Гёте «Фауст»

Проблема добра и зла, их абсолютного, трансцендентального и обыденного, земного воплощения, их взаимосвязь друг с другом и возможность перетекания одного в другое издавна волновала лучшие умы человечества. И если в Средние века добро и зло трактовалось, преимущественно, с религиозной, христианской позиции, то в эпоху Нового времени к ним стали применяться более трезвые и неоднозначные методы оценки. В своей поэтической трагедии Гёте пытается вскрыть истинную сущность двух непримиримых состояний бытия, и начинает он со знаковых для любого христианина фигур – Бога и Дьявола, носящего в трагедии имя Мефистофеля.

Уже с первых страниц произведения читатель оказывается перед вопросом: «Зачем Добру в лице Создателя нужно отдавать в руки Злу своего «верного раба» Фауста»? Авторское объяснение имеет классический христианский вид: только с помощью испытаний человеческая душа может обрести свою истинную сущность. Таким образом, вечные, незыблемые понятия Добра и Зла сходятся на единственном возможном поле битвы – душе человека. В качестве подопытного кролика автором выбирается известная полумифическая-полуреальная фигура своего времени – доктор Фауст. Уставший от научного познания, герой стремится к познанию чувственному – он хочет объять окружающий его мир во всей полноте его жизни, стать его частью, прикоснуться ко всем его проявлениям.

В своём поиске совершенной красоты и знания Фауст выходит за рамки как религиозных, так и общественных представлений о добре и зле. Он соблазняет невинную девушку, танцует с ведьмами в Вальпургиеву ночь, вызывает из преисподней духов умерших, участвует в императорских войнах и снабжает государство ничего не стоящими бумажными деньгами. При этом даже в злодеяниях Фауст по-своему прекрасен. Его одержимость жаждой познания гораздо лучше закостенелого в своих предрассудках немецкого общества, которое хочет денег – для пиршеств, здоровья – для телесных наслаждений, знаний – для всеобщего уважения, любви – для удовлетворения своих чувственных потребностей. В то время как мир живёт по законам мнимой добродетели, Фауст просто живёт, оценивая свои поступки только, когда они достигают пограничного состояния. Своей любовью к Гретхен герой наслаждается до тех пор, пока не понимает, что именно она стала причиной великого зла в жизни девушки.

Приговорённая к виселице за убийство дочери, Гретхен осуждена обществом по всем статьям: она виновна и в том, что любила, и в том, что наслаждалась своим счастьем, и в том, что родила вне брака. Фактически никто уже и не пытается разобраться, что же случилось с ребёнком. Главное, что вышедшая за рамки христианской добродетели девушка, уже сама по себе является великим злом. Когда-то осудившая нагулявшую младенца Варвару, Гретхен сама повторила её судьбу, и была осуждена окружающими, но спасена собственным желанием искупления и Богом, увидавшим её душу морально выросшей и не сдавшейся даже под влиянием высочайшего несчастья – потери любви, любимого, дочери и всей жизни. Несчастная судьба Гретхен как нельзя лучше показывает истинное лицо немецкого общества, бытовая добродетель которого на деле превращается в злобный оскал грехов – осуждения, страстолюбия, лжи. Последнее очевиднее всего проявилось в репликах дам и кавалеров при императорском дворе. Знатная публика, разгоняющая скуку представлением с духами Париса и Елены, до глубины души возмущена естественным поведением Париса, посмевшего в присутствии высоких особ подпирать голову рукой и даже спать, немного похрапывая. По мнению высокородных дам, он ведёт себя неприлично; по мнению, автора – естественно, ведь он даже не видит всех этих людей, отдалённых от него целыми веками истории.

 

 

Также см.:

По произведению: 

По писателю: Гете Иоганн Вольфганг